Ольга Юревич: книга о Боге, написанная на полу - Жилой Комплекс «Мечта»
карта
сайта

Ольга Юревич: книга о Боге, написанная на полу

16.04.2013

 Ольга Юревич – идеальная героиня для интервью, тем более в пост. Жена священника, прожившая много лет в Сибири, автор книги «Матушкины цветочки». Чего только стоят ее рассказы о том, как она писала эту книгу о Боге, сидя на полу в ванной, или о том, в кого иногда превращаются благочестивые прихожанки. И про все это – с неиссякаемой иронией и оптимизмом.


О счастье. В пост. Тем более в пост.

- В Великий пост принято говорить о грехах, о преодолении своих недостатков. Но разве не самая большая наша «обязанность» в пост – это почувствовать себя счастливым?

- Человек приводит себя к Богу именно своим покаянием. Но в то же время он испытывает неподдельную благодарность. Почему? Ведь если бы другие понимали, что у него за душой, они бы давно отвернулись. И только Господь, несмотря ни на что, продолжает о нем заботиться. Поэтому пост – время, когда ты падаешь в подземелье своей греховности, но высоко взлетаешь от благодарности и своей любви к Богу.

- А как признаться себе, что ты счастлив: вот сейчас, в данную минуту, когда ты говоришь с батюшкой или выбираешь одежду, или делаешь постный салат?

- Я бы не сказала, что счастье мимолетно. Да, радость иногда может уходить. Но если твердо сказать себе: «Я счастлив», то это чувство может стать основой нашей жизни. Наша вера, доверие Богу именно из этого и растут. У меня тоже, конечно, бывают ямы уныния, но я с этим борюсь, и зачастую помогают какие-то повседневные случаи.

- Например?

- Например, простуженные дети потянулись к отцу за благословением, который сам лежит влежку от гриппа. А я в этот момент думаю про себя: «Ну вот, наш хоспис собрался». И вдруг я себя ловлю на мысли, что ведь это слово очень страшное. Там не выздоравливают, а умирают. А у нас обычно поболеют-поболеют, и все! Чем не чудо! Поэтому, когда я молюсь, центром молитвы все равно остаются слова благодарности.

- А Вы как благодарите?

- Да нет каких-то особенных слов. Начинаешь благодарить, благодарить, благодарить. И смотришь, это превращается в бесконечный процесс: проходит столько всего перед глазами, о чем мы обычно даже не задумываемся. Вот этот постный салат. Он же, во-первых, есть. И зубы есть для того, чтоб его жевать, вокруг вертятся дети, которые радуются блюду. Вот сколько счастья этот салат может принести!

«Матушкины цветочки»: детский взгляд сознательного взрослого

- Как Вы поняли, что чувствуете свою близость к Богу, радость оттого, что Вы не одиноки?

- Мне кажется, близость к Богу можно ощутить через близость к другому человеку. Не обязательно к члену семьи, другу или знакомому. Даже, скорее, наоборот, через того, кто для тебя неприятен. Ты вдруг понимаешь, что если Господь любит его, значит, любит и тебя всей полнотою любви. И приходит чувство настоящей близости к Господу. Еще это чувство приходит ко мне через общение с детьми.

- Про детей Вы успели даже выпустить книжку…

- Да, уже вышло второе издание. У меня не было никакой идеи, просто с детства любила писать. В СССР нельзя было мечтать поступить в Литературный институт сразу после школы, поэтому я пошла в архитектурный. Но я никогда не могла не писать. Книга, знаете, как получилась? Когда жили в Сибири, девять человек ютились в двух комнатах. Где там сочинять?! И я запиралась в ванной и «творила» на полу, в основном по ночам. Ко мне постоянно ломились, потому что санузел был общий. И когда мне уже не хватало сил писать на коленях, я возвращалась в комнату и продолжала записывать отрывки прямо на обоях.

Мне очень жалко было эти исчирканные стены, когда мы переезжали. А рукопись так и лежала в столе целых два года. Как-то раз батюшка приехал из Красноярска и рассказал, что там открылся филиал Центра национальной славы России, который реализовывает программу «Святость материнства» и ищет авторов книг о семье. Батюшка передал рукопись в Центр, и книжка понравилась. Решили издавать. Макет, кстати, делала сама, вместе с одной из прихожанок. Разошлась книга мгновенно. Оказалось, в ней есть что-то для людей важное. Недавно в Москве вышло второе издание.

- Насколько ребенок по сравнению со взрослыми ближе к Богу по состоянию души?

- Дети ближе к Богу даже не по состоянию души, а по своей искренности. Ребенок говорит, что думает, и делает, что считает нужным. Мы же эту детскость теряем, в том числе в молитве. Однажды я спросила детей, хотят ли они поговорить с Богом? И то, как они начали с Ним разговаривать, было для меня настоящим открытием. Нам, взрослым, очень не хватает такой близости к Богу, искренности, полного доверия Ему. Причем для детей нет важных и неважных тем, им все важно рассказать Богу.

- О чем они просили?

- Приведу пример. Еще когда мы жили в Сибири, вдруг на рынке появилось очень много горбуши. И, купив одну из рыбин, я обнаружила в ней очень много икры. Дети обрадовались, вместе поели, оставшуюся часть я засолила. Но история этим не закончилась: в следующий раз я покупаю точно такую же рыбу. А дети… Дети уже столпились вокруг, сложили ручки и молятся: «Господи, дай, пожалуйста, икру в этом брюхе»! И в этот пост мы без икры не жили. И вот, что самое удивительное, говорила прихожанам: «Какой завоз, сплошная икра»! А мне удивленно отвечали, что она им ни разу не попадалась.

- Как научиться смотреть на мир глазами детей, «непрестанно радоваться», но при этом все-таки оставаться взрослым?
- У взрослых есть осознание греха. Надо в себе взращивать детскость, искренность, но сохранять сознательность взрослого. Почему детей до семи лет причащают без исповеди? Они же часто не слушаются, закатывают истерики. Но у них нет осознания неправильности своих поступков. А мы должны этим осознанием пользоваться, прилагать к детскости свою мудрость.

Как не быть тоскливым зрелищем, или о серединном пути.

- Иногда даже внешний вид верующих – само по себе очень тоскливое зрелище…

- Это вообще отдельная статья…. (Матушка старательно горбит плечи, втягивает голову и хмурит брови). И вот так они начинают ходить. Спрашиваю: «Почему ты так ходишь?» Отвечают: «Потому что я грешный». «Хорошо, – говорю, – но разве радостная весть не для тебя? Тебя Господь любит?» «Любит», – отвечает. Еще раз интересуюсь: «За твое спасение Бог Сына отдал»? – «Отдал». «А ты Его любишь?» – «Люблю!» – «Отчего ж не радуешься? Ну-ка выпрямляй спину!» Ведь мы же, верующие, должны нести в себе образ Христа. А кого люди видят, глядя на нас? Унылого и мрачного типа, всем недовольного и несчастного.

- Некоторые люди воспринимают приход в Церковь как «правильное состояние». Если можно так выразиться, чем отличается Бог от учителя, который ставит пятерку за пройденный с честью пост?

- Бог – учитель, но Бог еще и врач, Он прощает грехи, исцеляет от болезней. Предписания, которые с таким рвением исполняют прихожане, конечно важны, но не стоит на этом останавливаться, тем более считать это делом жизни. Понимая это, мы больше сможем благодарить Его. В Церковь приходят за соборной молитвой, но она наполняется твоими словами, твоей любовью к Богу, когда Он живет в тебе.

О семье: судьба двух футляров

- Жертвенность в период поста – она какая? Обязательно ли все время тратить на помощь ближним? Может, лучше с себя как раз начать?

- Когда мы начинаем любить людей вокруг нас, как сказано в Послании апостола Павла (1Кор.13, 4-5), когда «Любовь долготерпит… не превозносится,… не ищет своего, не раздражается», такая любовь очень трудная. Она невозможно трудная, особенно в быту. И это я называю жертвенностью, вместе с ней я ощущаю возможность жить по-Божьи. Такая жизнь не дает устать. Но вот когда мы заставляем себя жертвовать, потому что так положено «и я это сделаю», все происходит по-другому. Мы служим, служим, служим и замечаем, как истощаемся – потому, что служим мы. А когда мы даем через нас действовать Богу, то силы только прибавляются. Ты не устал, не уныл, и уже возрастаешь в Боге.

- Может, вспомните конкретный пример?

- Да! Меня этому научил один человек, очень любимый приходом, но бесноватый. Он в храме постоянно мучился приступами, падал на пол, кричал. Люди начинали вокруг суетиться, а я, такая из себя умная, говорила: не трогайте его, просто молитесь за него. Когда он затихал, его переносили на лавку. И вот в первый день поста я встречаю его на улице и вдруг он мне говорит: «Любовь, любовь… А где эта любовь, когда я лежу на холодном гранитном полу, все вижу и слышу. Только пошевелиться не могу. Мне холодно, а они говорят – не трогайте его. Хоть бы на скамеечку перенесли, чтоб я не мерз». Я так была этими словами уязвлена, стояла и плакала…. Ведь мне казалось, что я проявляла христианскую любовь. Надо представить себя на месте этого человека, и тогда поймешь, что есть истинная любовь для него, а не твои представления о ней.

- Давайте подведем итоги стремления «оказать помощь» своему ближнему: в первую очередь, в своей семье. Как поступать, чтобы не раздражать своих же детей?

- Просто быть тем же проводником Любви. Воспитывать в вере, показывать на своем примере радость жизни с Богом, покой в доВЕРИи Ему. Ведь если родители не унывают, то и детям живется счастливо и спокойно. Если есть радость в доме, то ничего не страшно. Тогда дети не отрицают веру, не рвутся, повзрослев, в мир.

- Еще один «семейный вопрос»: о чем Вы говорите с дочерьми, как готовите их ко взрослой жизни?

- Я говорю им, что где-то живет человек, для которого Бог создал тебя. (Матушка берет в руки два футляра с разными ручками). Вот, например, два разных футляра. Один, кажущийся тебе таким привлекательным, – не твой. Выходишь за него замуж – и начинается кошмар. Вы можете приспособиться, притереться. Но он все равно не закроется, а если и закроется, то ты или он надломятся А в другом, может быть, обычном с виду «футляре» ты будешь счастлива всю жизнь, потому что он для тебя и ты для него. Когда я дочке так объясняю, к каждой встрече с мальчиком она начинает относиться очень серьезно, а не как к поводу потешить себя и покрасоваться перед другими.

Я не вижу в дружбе подростков чего-то страшного, она нужна и даже полезна. Если только не переходить черту, даже по мелочам. Да, на исповеди тебе эти грешки Богом простятся, но ты сама их никогда не забудешь. Будешь уже бабушкой, но все равно будешь помнить, как Борька тебя целовал, Сашка обнимал, а Вася прижимал на колокольне. И даже на венчании все будут любоваться тобою в белом платье, а ты будешь чувствовать черный рюкзак с памятью о грешках за спиной. И после такого серьезного разговора с дочерью я уже не слежу за ней, не контролирую, только молюсь.

А спустя время, я как будущая теща встречаю женихов со словами: «Здравствуй, я тебя давно знаю».

- Вы даете дочерям советы, как сохранить любовь с мужем и построить глубокие отношения?

- Мы учимся этому годами. Самое главное – понять, что по любви браков нет. Женятся по влюбленности. Потому что любовь – это чувство, которое появляется спустя долгие годы в результате долгого труда. Точно также, чтобы получить образование, нужно хотя бы пять лет проучиться в институте. И любви тоже нужно учиться: хорошо учишься – получишь, нет – так тебя выгонят. Мы с батюшкой в браке уже тридцать шесть лет. А девушкой я думала: какая там любовь в пятьдесят с лишним лет? А она есть, растет и растет, и нет ей предела.

- Матушки часто относятся к той категории женщин, которые много в семью дают, но получают не очень много в ответ. Это часто противоречит женской мечте об идеальном супружестве. Как не начать роптать?

- Могу говорить только о себе: разные семьи – разные судьбы, я сталкивалась и с несчастливыми матушками. Но делить семьи по этому признаку нельзя. Это как семья лесоруба, семья рыболова, семья инженера. Проблемы и беды во всех семьях бывают. И трудиться, чтобы взращивать любовь, в семье священника надо не меньше, чем в любой другой. Трудятся матушки, конечно, очень много, но и любви от своего мужа-священника получают тоже много, как от человека, который понимает твои жертвы, ценит тебя и твой труд. Постоянно чувствуешь, что о тебе заботятся, прощают… что тебя любят, несмотря на твои морщины, и говорят, что ты необыкновенно красива. Смотришь в зеркало: и где эта красота? Морщины одни… Поэтому, когда меня спрашивают, как я живу, просто и честно отвечаю, что счастлива: как женщина, как мама и жена.

- Всегда ли Бог давал Вам почувствовать эту любовь, не ожидая при этом, что Вы будете в неоплатном долгу?

- Насчет неоплатного долга я даже не размышляла. Чем нам долг этот отдавать? Все хорошее, что у нас есть, – это Его дары, мы не можем распоряжаться чужим. А что – мое? Мои грехи: мое упорство, упрямство, лень, самовлюбленность – все это складываю к Его ногам в надежде, что Он вычистит их из моей души. Вот есть у меня свобода, с которой создавал меня Господь. И эту самую свободу я вернула ему очень давно…

Беседовала Юлия Шабанова