Приглашаем всех желающих на занятия Айкидо! - Жилой Комплекс «Мечта»
карта
сайта

Приглашаем всех желающих на занятия Айкидо!

17.10.2012

Руководитель клуба Айкидо — Васюков Артур Васильевич приглашает всех желающих на занятия по Айкидо. Занятия проводятся в клубе по адресу: Рогачевское шоссе, пос. Останкино, стадион «Останкино».


Расписание:

Понедельник, среда, пятница

17.00-18.00 (мальчики и девочки 5-6 лет)
18.00-19.00 (мальчики и девочки 7-8 лет)
19.00-20.00 (мальчики и девочки 9-13 лет)
20.00-21.30 взрослая группа (мужчины и женщины)

Тел.:  8(926)408-58-64 ,  8(926)257-86-80 .

Для справки:

Васюков Артур Васильевич — 3 дан Айкидо Айкикай, чёрный пояс школы Тэнсин Сёдэн Катори Синто Рю, член президиума ФААМО.
Начал изучать Айкидо в 1997 году в ФААиТК (федерация Д.А.Байдера).
В 2006 году впервые посетил семинар Эндо сихана, после чего стал параллельно тренироваться в Московском АйкиКлубе под руководством В.А.Матеева.
В 2007 году вышел из ФААиТК. В данный момент является членом ФААР и продолжает изучать стиль Эндо сихана в Московском АйкиКлубе.

 

 

 

 

 

Что такое Айкидо?




Когда Морихей Уэсиба (1883–1969) был молод и никто в Японии еще не называл его великим, он обучался боевому искусству Дайто у мастера Такеды. Такеда Сэнсэй происходил из древнего воинского рода, его отец был прославленным самураем, и он сам считался одним из лучших воинов и учителей. Морихей был скромен, трудолюбив и в скором времени приблизился к Сэнсэю настолько, что тот поручил ему готовить для себя пищу. Тут–то ученик и постиг всю трагедию мастера. Такеда, которому не раз приходилось убивать людей своими руками, не знал покоя. Ночью он стонал от ужаса: реальность совершенных им убийств преследовала его во сне. Даже своих родственников Такеда подозревал в том, что они хотят его отравить. «Разве таким должен быть Великий Мастер? – размышлял Морихей. – Культ силы приносит ужасные плоды: хорошим людям приходится убивать».

Морихей совершил настоящее большое путешествие в мир традиционных японских боевых искусств, посвятив этому молодые годы. Он изучил джиу–джитцу, кен–джитцу – искусство владения мечом, яри–джитцу – искусство владения копьем. Они давали ему знания, невероятную силу воли, и все–таки в их основе лежало разрушение. Все боевые искусства предлагали примитивный выбор: или победа, или поражение. Уэсиба, который с детства занимался духовными практиками, знал: крушение одного человека не может быть победой другого.

Чтобы найти причину несовершенства будо, Морихей отправился в горы. Там он молился и медитировал, тренировался на пределе возможностей. Он очистил сознание и нашел мысль – ту самую, которую искал: «Идеальным должно стать боевое искусство, где не будет соперничества». Бороться нужно не с внешним врагом, а со своими собственными слабостями. Желанием бойца должна стать защита Жизни, а не ее уничтожение.

Морихей Уэсиба сумел проникнуть в самую суть явлений. Но боевое искусство не может состоять из одной философии. В технике и ритуалах Уэсиба взял для айкидо лучшее из уже имеющегося в многовековой традиции будо.

РИТУАЛЫ «Начинайте с этикета и заканчивайте этикетом», – гласит одна из древнейших установок будо. Следуя ей, каждое занятие в додзё – зале для тренировок – начинают с поклонов. Сидя на коленях, учитель и ученики кланяются портрету Основателя, а потом – друг другу. Каждый раз, когда айкидока выбирает себе партнера для упражнения, он кланяется ему, предлагая свою кандидатуру. В конце урока айкидока находит каждого, с кем он упражнялся, и склоняется перед ним до земли. Казалось бы, просто ритуал! Но в нем заключены благодарность, уважение и внимание к людям.

ПОЗИЦИЯ СЭЙДЗА «Правильное положение тела дает правильное направление разума», – считают в Стране восходящего солнца. Чтобы выслушать объяснение мастера, айкидоки принимают ритуальное положение сэйдза: прямая спина, руки на сложенных коленях, большие пальцы ног один на другом. Новичку сидеть в этой позе сложно. Но не стоит забывать, что сэйдза – идеальное упражнение для осанки. У айкидоки со стажем прекрасная ровная спина. Направление разума – правильное.

ТЕХНИКА Многие технические приемы О Сэнсэй перенес в айкидо из джиу–джитцу. Эта борьба возникла в Средние века, и ее целью было продолжение атаки даже в том случае, если боец остался без оружия. Приемы джиу–джитцу очень эффективны и ведут к физическому уничтожению противника. Морихей отказался от жестоких приемов нападения и разработал для айкидо очень хорошую систему защиты – укеми. Это серия кувырков, благодаря которым айкидока должен «укатиться» от опасности. Таким образом, Уэсиба создал боевое искусство, где практически не бывает травм! Конечно, исключения встречаются: например, новичок может вывихнуть руку во время обучения укеми.

В айкидо много плавных круговых движений, в нем больше мягкости, чем в других будо. Движения в айкидо подобны потоку воды – мягкой, податливой и одновременно разрушающей камни. При этом мягкость не означает расхлябанности.

В АЙКИДО НЕТ СОРЕВНОВАНИЙ «Айкидо разрабатывалось для общения, а не для соперничества», – писал ученик Основателя Саотомэ. Морихей не признавал идеи соревнований в айкидо. Один из его учеников – Томики, который был в свое время и учеником основателя дзюдо Дзигоро Кано, решил «рационализировать» айкидо и ввел соревнования в своей собственной школе Томики–рю. Больше пути О Сэнсэя и «рационализатора» не пересекались.

СОТРУДНИЧЕСТВО Айкидоки тренируют захваты и броски, разбившись на пары, причем каждое упражнение прорабатывают с новым партнером. Айкидок в зале много, и все получают не только физическую, но и психологическую нагрузку. Ведь нужно найти общий язык с каждым из коллег. Неудивительно, что айкидоки и в повседневной жизни отлично ладят со всеми, они большие специалисты по сглаживанию острых углов и разрешению конфликтов.

АЙКИДО И АЙКИДОКИ В додзё могут заниматься все. Опытные и новички, молодые и пожилые тренируются вместе. «Никогда не используйте силу неестественно или без основания. Если следовать этому правилу, даже пожилые люди не будут травмироваться», – выдержка из Правил занимающегося айкидо, составленных Уэсибой. Это правило применимо и к женщинам. Их процент среди айкидок выше, чем в других боевых дисциплинах. Несмотря на то, что айкидо развивает силу и со временем айкидока становится сильным, женщины–айкидоки остаются женственными.

ПРАВИЛО РАДОСТИ Все без исключения айкидоки подчиняются еще одному положению Правил Уэсибы: «Тренировка всегда должна проводиться в приятной и радостной атмосфере». Если побеждать никого не надо, зачем же хмуриться? Радоваться – полезно для здоровья. Не напрасно же даже врачи называют айкидо средством продления жизни!

УЧЕНИКИ



Прочитайте характеристику, которую дает ученикам Ричард Беренс в своей книге «Диалог о боевых искусствах и духовном развитии» и попробуйте честно отнести себя к какой–нибудь категории.

«Существует три типа учеников: хорошие, посредственные и плохие. Хороший ученик наделен выдающимися качествами. Он полностью доверяет своим учителям и безоговорочно выполняет все полученные от них указания, не споря и не жалуясь. Он понимает, что наставники тоже когда–то были учениками и все их действия совершаются ради его блага. Хороший ученик податлив, честен, искренен, уважителен и обладает большим желанием учиться. Он понимает, что мастерство в боевых искусствах, как и в любом другом занятии, не приходит внезапно. Он знает, что часто требуется много времени для того, чтобы в совершенстве овладеть тем или иным техническим навыком, и, понимая это, посвящает себя полностью стоящей перед ним благородной задаче. Хороший ученик прилежно тренируется дома и с радостью ожидает каждого нового занятия в зале. Кроме того, он учится на чужих ошибках и старается не повторять их. Если же он совершает ошибку, то понимает, что это является естественной частью учебного процесса, и не злится, когда его поправляют. Хороший ученик достоин любви и уважения своих наставников.

Посредственный ученик – это тот, которому нравится сама идея учиться. Но ему недостает прилежания и настойчивости, чтобы безропотно выдержать утомительный тренировочный процесс в полном объеме. Время от времени им овладевает раздражение, и он ставит под сомнение как авторитет наставников, так и их мотивы. Если на улице дождь или снег, он может не пойти на занятие в зале. Он тренируется дома только тогда, когда у него есть настроение, и делает это не слишком часто. Он замечает ошибки других, но чаще всего не делает из этого никаких выводов, а учится на ошибках только после того, как совершит их сам.

Плохой ученик, как это ни странно, зачастую даже не знает, зачем он вообще начал изучать боевое искусство. Может быть, он выбирал, присоединиться ему к турниру по боулингу или же проводить вечера, «играя» в боевые единоборства. Может быть, как–то вечером он посмотрел кинофильм о боевых единоборствах, и, пораженный тем, с какой легкостью главный герой побеждает врагов, он на следующий день записался в школу, уверенный, что сможет достичь такого же уровня мастерства за несколько недель занятий.

Он посещает занятия в лучшем случае нерегулярно. Когда плохой ученик все–таки приходит на тренировку, он присутствует на занятии лишь частично. Он ставит под сомнение как манеры, так и мотивы своего учителя. Например, если наставник рассказывает о правилах поведения для тех, кто занимается боевым искусством, он не верит, что тот сам следует в жизни этим правилам. Плохой ученик насквозь циничен и не может поверить в то, что кто–нибудь вообще способен следовать таким благородным принципам. Почему он так думает? Потому, что сам верит только в миллиард материальных вещей, которыми наполнена его жизнь и которые сковывают его до полной неподвижности. Он ничего не знает ни о жизни, ни об окружающем его мире, и все его мнения основаны на иллюзиях, созданных его низшим разумом. Для него учитель – лишь обычный человек, которого он нанял, чтобы развлекать себя по вечерам. Такая эгоцентричная, эгоистическая позиция приводит его к ложной уверенности в том, что учитель, которого он «нанял», находится перед ним в долгу за оказанное покровительство.

Плохой ученик посещает занятия лишь тогда, когда по телевизору нет ничего интересного – ни «важной» футбольной игры, ни его любимого фильма. На тренировке у него нет мотивации к учебе, ему интереснее общаться с другими учениками, чем посвящать себя усердной практике. Он часто говорит наставнику то, что ему выгодно, а не то, что является истиной. Более того, он пытается посеять отравленные семена недовольства и раздора среди своих товарищей–учеников, распространяя заведомую ложь и полуправду. Он делает это не только в силу своего бескрайнего невежества, но еще и потому, что подобное поведение является, к сожалению, часть его натуры. Он ничему не учится – ни на ошибках других, ни на значительно более частых собственных ошибках. Он продолжает совершать те же ошибки снова и снова, без устали и до бесконечности, не прилагая никаких усилий к тому, чтобы исправиться. Серьезные инструкторы избегают плохих учеников.

Любой человек всегда может приложить усилия к тому, чтобы стать хорошим учеником, особенно если он действительно желает чему–то научиться. Независимо от того, какой курс вы посещаете: боевых единоборств, курс в колледже, или курсы керамики, – всегда нужно стремиться к тому, чтобы стать хорошим учеником. Такое поведение является во всех отношениях достойным.»
«УЧИТЬСЯ – ВЕСЕЛО, ТРЕНИРОВАТЬСЯ – СКУЧНО. Здесь нет никакого скрытого смысла. Учение – это процесс, который почти всем доставляет удовольствие и к которому стремятся. В конце концов, именно учение является основной причиной, которая заставляет учеников приходить на занятия в зал. Но свежевыученные приемы и принципы необходимо без устали повторять, чтобы овладеть ими в совершенстве, и именно здесь начинается тренировка. Тренировочный процесс важен в любом обучении, но в боевых искусствах он абсолютно необходим. Тренировка – это повторение. Каждый новый прием нужно выполнять снова и снова. Это означает, что для достижения хотя бы некоторого подобия компетентности в исполнении приема и применении принципа ученик должен повторить их не десятки, не сотни и даже не тысячи, а десятки тысяч раз. Вот что такое тренировка. Хорошие ученики это понимают и воспринимают однообразные тренировочные упражнения неизбежное зло. Но для посредственных и плохих учеников высокая степень повторяемости, требующаяся в боевых искусствах, – хотя причины таких тренировок объясняются им постоянно – кажется чрезмерной, и поэтому они стараются уклоняться от тренировочных занятий при любой возможности. Просто понять механику приема или основу принципа недостаточно; все, чему вас учат, должно стать активной, живой частью вашего существа. Вы должны уметь проводить прием и применять различные принципы автоматически, не тратя на размышления ни секунды. Хорошие ученики прекрасно это понимают и поэтому правильно подходят к тренировочному процессу. Посредственные и плохие ученики, напротив, ничего не понимают, быстро начинают скучать и теряют мотивацию. Плохие ученики часто думают, что от них требуется лишь запомнить прием или принцип и этого будет достаточно. Они уверены, что «узнают» прием в момент демонстрации, а тренироваться в его выполнении, с их точки зрения, не только скучное занятие, но и совершенно напрасная трата времени. Поскольку плохой ученик не осознает важности отработки приемов, он преждевременно покидает зал, думая, что сможет внимательно рассмотреть технические элементы в каком–нибудь игровом кинофильме о боевых искусствах, демонстрируемом по телевизору. Узнать новы прием или принцип – это все равно что наполнить ложку едой и поднести ее ко рту. Тренировочный процесс в таком случае можно сравнить с пережевыванием и проглатыванием пищи. Как вы знаете, еда способна принести пользу только после того, как вы ее разжевали и проглотили. Чем лучше еда разжевана, тем легче ее проглотить и тем быстрее она усваивается.»