Второе воскресенье Великого поста. Протоиерей Александр Мень о работе над собой во время поста. - Жилой Комплекс «Мечта»
карта
сайта

Второе воскресенье Великого поста. Протоиерей Александр Мень о работе над собой во время поста.

11.03.2012

Вторая седмица и воскресенье Великого поста называются седмицей и Неделей светотворных постов: Церковь молит Господа о благодатном озарении постящихся и кающихся. В богослужении этой седмицы и воскресенья наряду с сокрушением о греховном состоянии человека восхваляется пост как путь к такому внутреннему благодатному озарению.



Православное учение о посте с особенной силой раскрывается в воспоминании во вторую седмицу святого Григория Паламы, архиепископа Солунского, чудотворца (XIV в.). Святой Григорий, сам великий подвижник Афона, известен как защитник Православия и обличитель еретического учения Варлаама, калабрийского монаха, отвергавшего православное учение о благодатном свете, просвещающем внутреннего человека и иногда открывающемся видимо, например, как это было на Фаворе и Синае. Варлаам не допускал возможности достигнуть этого озарения молитвой, постом и другими духовными подвигами самоотвержения. На созванном по этому поводу Соборе в Константинополе в 1341 году святой Григорий Палама, названный сыном Божественного света, обличил еретиков и защитил учение о Свете Божественном, несотворенном, присносущном, которым сиял Господь на Фаворе и которым озаряются подвижники, достигающие такого озарения посредством молитвы и поста.






Проповедь Протоиерея Александра Меня о работе над собой во время поста


 


Каждый день Великого поста, кроме субботы и воскресенья, читается молитва «Господи и Владыко живота моего». Молитва эта написана по преданию в IV веке в Сирии, сирийским подвижником Map Афремом, или, как мы привыкли его называть, Ефремом Сирином, Ефремом сирианином. Это был знаменитый сирийский монах, поэт, богослов, писатель, один из славных сынов сирийской Церкви, вошедший в мировую литературу как знаменитый писатель. И ему принадлежит краткая замечательная молитва. О ней писал Пушкин, как вы помните:


Отцы пустынники и жены непорочны,


Чтоб сердцем возлетать во области заочны,


Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,


Сложили множество божественных молитв;


Но ни одна из них меня не умиляет,


Как та, которую священник повторяет


Во дни печальные Великого поста;


Всех чаще мне она приходит на уста


И падшего крепит неведомою силой:


Владыко дней моих! дух праздности унылой,


Любоначалия, змеи сокрытой сей,


И празднословия не дай душе моей.


Но дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,


Да брат мой от меня не примет осужденья,


И дух смирения, терпения, любви


И целомудрия мне в сердце оживи.


Слова молитвы, довольно точно переданные стихами Александра Сергеевича, в переводе с сирийского звучат так на церковнославянском: «Господи и Владыко живота моего» - то есть властелин моей жизни, Тот, Кто дал мне жизнь, Тот, Кто является центром и средоточием моей жизни.


«Не дай мне дух праздности» - лености, которая, по старинной пословице, мать всех пороков. Невинная вроде вещь ленность, но она порождает очень много темного и черного.


«…уныния». Христианство - радостное учение, радостное, и тот, кто унывает, тот от него отходит. Преподобный Серафим Саровский, великий русский святой начала XIX века, говорил: «Нет нам дороги унывать, ибо Христос всех спас».


«…любоначалия» - властолюбия. Этот дух есть у каждого. Не думайте, что такие вещи, как культ личности, могут быть только в политике, это может быть и в семье, и в любом малом сообществе. Каждый человек несет в себе зерна этих стремлений: подавить волю другого, задушить ее, подчинить себе.


«…празднословия» - дети имеют право болтать, но до 15-16 лет. Когда дети болтают, они учатся общению, они упражняют свой язык, но когда этим детям уже больше двадцати, а иногда больше сорока, это значит быть беспощадным к своей жизни.


Давайте будем честными перед собой: сколько нам осталось жить? Совсем немного. Поэтому, я повторяю, мы должны ценить жизнь, любить тот дар, который Бог дал нам, и помнить, что в вечность мы унесем только то, что у нас будет в сердце. А празднословие, болтовня – это убийство времени.


Время - это то лоно, в котором проходит наша жизнь, и мы убиваем его. Тем самым убиваем себя, и это говорит о пустоте нашей внутренней душевной жизни. Недаром в Евангелии сказано: «У кого нет, у того последнее возьмется». У кого нет духовных потребностей, кто отказывается от них, все у него вылетит, все отнимется, выветрится. Надо жить полноценно, полнокровно, одухотворенно, тогда будет интересно. Ничего нет на свете ничтожного и скучного, всё прекрасно.


Есть такой роман французского писателя Сартра «Тошнота». Тошнота оттого, что жизнь однообразная, серая, ужасная. Так ли это? Только в одном случае: если эта серость живет в твоем сердце. Неужели Сартр или те, кто с ним душевно согласны, не догадывались, что человек в древности имел более монотонную, более однообразную, более загруженную жизнь? Мы сейчас, живя в городе, освобождены хотя бы от многих забот, раньше людям надо было делать все: и за водой ходить, и муку делать, и хлеб испечь. Но почему-то они не воспринимали мир как тошноту.


Тошнота находится внутри нас, а не снаружи. Чтобы избавиться от этого гнусного состояния, необходимо духовное перерождение, только тогда и будет счастье.


Заметьте, как прикован современный человек к примитивным формам развлечений, как быстро меняются моды, стили, одежды, как будто бы вода протекает через какой-то дырявый сосуд, как будто черпают воду решетом. Почему это? Потому что душа становится дырявой, она ничего не удерживает, она ничего как следует не может воспринять, все это пролетает, пролетает быстро и бесследно.


Далее в молитве сказано: «Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй мне, рабу твоему». Целомудрие - это чистота отношения к миру и к людям, цельность души, без раздвоенности, без того, чтобы страсти тобою овладели.


Смиренномудрие - это мудрость здравого человека. Смирение здесь, в данном случае, это осознание того, кто ты есть на «фоне» Вечности. Не раздувать себя, надо знать свою цену.


Мудрость скромности - она необычайна, она прекрасна. Мудрость скромности - это не уничижение паче гордости, а это здравость души. Вот вам пример. Когда человек начинает воображать о себе то, чего в нем нет, несколько движений вперед - и уже мания величия, патологическое состояние гордыни.


Понимаете, смирение есть здравость; гордыня есть болезнь. Не думайте, что гордость вообще это плохо. Когда мать гордится своим ребенком, когда учитель гордится своим учеником - это нормальное чувство, тут нет гордыни. Это радость от того, что ты что-то сделал, во что-то вложил. А гордыня - это фикция, это фантазия, это огромный мыльный пузырь, который мы надуваем и который обязательно лопнет.


Что такое терпение? Это вовсе не состояние скота, который все терпит. Это не унижение человека, совсем нет. Это не компромисс со злом, ни в коем случае. Терпение это есть умение сохранять невозмутимость духа в тех обстоятельствах, которые этой невозмутимости препятствуют. Терпение это есть умение идти к цели, когда встречаются на пути различные преграды. Терпение это умение сохранять радостный дух, когда слишком много печали. Терпение есть победа и преодоление, терпение есть форма мужества - вот что такое настоящее терпение.


И, наконец, любовь. Любовь - это высшее счастье человека, это способность нашей души быть открытой, имманентной, как говорят философы, внутренне открытой для другого человека. Когда вы едете в метро по эскалатору, проверьте себя, способны ли вы любить или нет. Когда вы смотрите на тех, кто едет по другую сторону, и вам противно смотреть на эти физиономии, когда вам кажется, что это какой-то кошмар, как во сне жутком, значит, все поры вашей души забиты, и чувство любви у вас находится в эмбриональном состоянии.


Тяжко, противно. Вот уж где тошнота, так тошнота.


Это относится и к вашей работе, к вашему коллективу. Как легко поддаться атмосфере склок, распрей, войн, подсиживаний, непрерывного перемывания костей. Но это все унижает, марает и омрачает нашу жизнь. Вы скажете мне: «А как же быть, ведь все так едят друг друга, как волки?». Вы думаете, что это произведение нового времени? или новейшего времени? или послевоенного времени? царского, советского? Ерунда. Все это всегда было, человек всегда был человеком.


Но сила благодати Христовой способна человека перестраивать таким образом, чтобы он видел людей совершенно иначе, чтобы у него первой реакцией была доброжелательность, чтобы он сразу видел красивое в других, одухотворенное даже там, где другие не замечают, чувствовал сострадание, был открыт. Вот такой человек счастлив всегда, потому что он - в единстве с людьми, он живет любовью.


Господь сказал христианам: «Я посылаю вас, как агнцев среди волков». Не думайте, что Он имел в виду, что мы должны быть баранами в обычном смысле слова. Христос любил выражаться образно. Есть такая пословица: «С волками жить - по-волчьи выть». Но мы должны уметь бросить вызов окружающей среде. Человек своим отношением к людям может изменить климат в своем учреждении, в своем отделе и даже в своей семье. Вы, естественно, скажете: «Это трудно». Серьезное дело всегда трудно. Женщины! Рожать детей трудно? Однако вы рожаете детей. Все прекрасное трудно. Но надо на это идти и надо смотреть на это прямо, ясно и правильно. Не опускать рук.


И в конце молитвы сказано: «Ей, Господи Царю (в переводе «да, Господь мой и Царь), даруй мне зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Великое исцеление от осуждения - это умение критиковать самого себя.


Мы часто исключительно внимательны, я бы сказал, наблюдательны, психологически изощрены, когда речь идет о грехах соседа, о грехах другого человека. Здесь мы проявляем максимальное знание всех моральных заповедей и всех тонкостей. Но мы выступаем в виде строгого судьи, не имея на то права, ибо то, в чем мы других людей осуждаем, в том виноваты и мы.


Когда начинаешь слишком осуждать кого-то в чем-то, потом легко впадаешь в то же самое. Грехов на самом деле не так уж много. Как в музыке существуют семь нот, из которых создаются симфонии, так и в жизни есть набор грехов, который все время варьируется у всех. Эти грехи просты и элементарны, но они захватывают нашу жизнь. Если мы отдаем себе отчет в том, что мы такие же, как другие, то честность и справедливость не позволяют нам осуждать кого-то.


И это не примиренчество, не компромисс со злом? Ни в коем случае, никогда, мы всегда должны называть зло своим именем. Но человеку, впавшему в грех, мы должны сострадать. А осуждающий человек всегда внутренне злорадствует. Поэтому люди и получают удовольствие от осуждения.


Вот суть молитвы Ефрема Сирина, которая читается каждодневно Великим постом с земными поклонами.


Для чего существуют поклоны? Состояние души человека очень тесно связано со всем его организмом. Если вы будете, например, размышлять на серьезную тему, а сами сидите развалясь, вы почувствуете, что у вас настроение не то. Настроение человека и состояние его души имеют связь со всем телом, в том числе с положением его.


Вы становитесь на колени перед Вечностью - это единственное, перед чем мы можем встать на колени, потому что Вечность бесконечна. Господь бесконечен. И все наше тело участвует в этом состоянии.


Каждую неделю поста было бы хорошо стараться возрастать. Второе воскресенье посвящено памяти святого Григория Паламы, византийского мистика, жившего в XIV веке. Это очень важный для нас святой, один из последних византийских святых, который учил, что Бог может быть близок человеку, очень близок, и что в глубоком внутреннем созерцании, в глубокой духовной тишине (по-гречески исихии), в молчании (отсюда название исихазм), человек может реально, действительно, не иллюзорно встретить Самого Господа.


В эту неделю дай обещание не произносить ни одного лишнего слова. Договорись с семьей об этом. Кто одинок — пусть постарается осуществить это как может. Никаких бесед, даже хороших, не говоря о ненужных. Только то, что необходимо в быту. Говорят, что, когда наступает минута молчания, то «пролетает ангел». Так вот, наша задача — не отпускать его в эту неделю. Некоторым молчание будет трудно, но это преимущественно оттого, что мы все слишком говорливы. Кому очень тяжко будет, пусть примет его как крест и епитимью. И пусть возрастает для Господа, который есть Слово.