Очерк об истории в жизни семьи Ворониных, случившейся в "Мечте" - Жилой Комплекс «Мечта»
карта
сайта

Очерк об истории в жизни семьи Ворониных, случившейся в "Мечте"

19.02.2014

Глеб Николаевич с женой Эллой проживают в нашем жилом комплексе в замечательном таунхаусе. И недавно они приобрели квартиру в 11 квартале. Добрые и светлые люди это достояние нашего жилого комплекса. И как приятно, когда они делятся своими талантами. Предлагаем Вам интересную историю от Эллы Ворониной.






СОРОКА ВОРОНИНА
Сегодня, как обычно, «родительский день – суббота». Приехали в наш загородный дом, а точнее в таунхаус. Работу, как всегда нашли. Или она нас нашла…
Короче, каждый из нас занимался своим делом, когда вдруг Глеб негромко заметил:
? А у нас мышь!
Мы с Сашей насторожились, затаились, прислушались… И правда! Кто-то тихо скрёбся в кухне. Скребся негромко, но настойчиво. Поэтому определить точное место источника шума труда не составило. Шум исходил из вентиляционной отдушины под потолком. Причем, похоже было на то, что некто грызет пластмассовую решетку, закрывающую трубу диаметром десять сантиметров, и жить этой решетке осталось недолго.
И тут Глеб усомнился:
? Да нет! Скорее, крыса!
Озадачились. Верить в очевидное не хотелось. Поэтому Саша уверенно предположила:
? Да это за стеной! Отделочники работают! А звук приходит к нам по вентиляционной трубе! – и сама же отправилась проверять свою версию.
Увы, она оказалась несостоятельной. За стеной сегодня никто не работал…
Глеб в чудеса верит редко, а потому, не отвлекаясь, напряженно прислушивался к возне. Саша вернулась в дом, тоже послушала-послушала… да и отправилась на второй этаж. Там нашла палку и остервенело постучала по другой вентиляционной решетке. Но вентиляционные магистрали у нас не соединены друг с другом, поэтому Сашина провокация не произвела на крысу никакого впечатления. И мы с Глебом, ожидавшие, что особа, незаконно проникшая в наш дом, в панике вышибет решетку и сама вылетит наружу, приуныли.
Я подумала-подумала и предложила Саше сгонять домой за нашей змеей Полиной. Это же выход! Можно будет снять решетку и, удерживая Полину за хвостик, пустить ее внутрь на охоту. Но этот вариант Глеб отверг, мол, долго, да и Полина может вырваться, а уж ее-то мы никогда не поймаем. К тому же бой с крысой может оказаться неравным…
Постояли, послушали еще минут десять. Возня не прекращалась. Решетке уже давно было пора пасть. Значит, там грызли не решетку…
И тут Глеб решился! Он попросил принести ему перчатку (лучше кожаную), плексигласовое забрало и стремянку. А сам облачился в мою любимую флисовую курточку, приладил забрало перед лицом и на правую руку надел перчатку. Затем влез на шаткую стремянку, которую мы с Сашей крепко ухватили за ножки.
Глеб снял решетку и сеточку, натянутую за ней, заглянул внутрь трубы. Потом внимательно посмотрел на нас и вновь заглянул в трубу.
? Вы знаете, там птица!..
Я даже отпустила стремянку и отпрыгнула.
? Птица???!!! Трясогузка???
? Да нет, похоже, чайка! Перышки белые! И лапа… птичья…
Ну да, чайки в этой местности водятся. Примерно в километре ? озеро Круглое. Но так, чтобы в вентиляции!..
Позеленевшая Саша, которую никогда нельзя было отнести к любителям птичек, «примерзла» к стремянке. Деревянным голосом она спросила:
? И кто нам ее вытащит?
Я уверенно предположила:
? Да любой рабочий за сто рублей не откажется! Не вызывать же МЧС!
Глеб предложил и мне заглянуть в трубу. Но я не решилась. И осталась стоять на безопасном расстоянии.
Возня продолжалась.
Глеб поправил забрало и потянулся рукой, затянутой в старую кожаную перчатку к отверстию в стене…
Я закричала:
? Стой!!! А вдруг у нее птичий грипп!!! А вдруг эта чайка тебя клюнет или оцарапает когтем!!! Погоди, я тебе другую перчатку принесу!
Пары к кожаной не нашлось, и я принесла брезентовую рукавицу. Тем временем Глеб уже по плечо засунул руку в трубу и загадочно-сосредоточенно глядя в потолок, шуровал в ее недрах. Левую руку он протянул мне. Я торопливо натянула на нее рукавицу. Через три напряженные минуты Глеб медленно вытянул руку из трубы. С черной чайкой… Которая при ближайшем рассмотрении оказалась довольно помятой и потрепанной гигантской сорокой с явным дефицитом перьев в хвосте….
Обняв непрошеную гостью, попавшую в неловкое положение, Глеб вынес ее на веранду и легонько подбросил в воздух. Сорока тут же, недолго думая, расправила крылья и, выкрикнув что-то невразумительное, полетела прочь. Неведомо откуда взявшаяся ее соплеменница тут же устремилась вслед за ней с криком, смысл которого был вполне понятен:
? Ну что, дуррррра! Доигррралась??? Посидела на тррррубе??? Я ж говорррррила, дуррррра, что прррровалишься!
Глеб облегченно вздохнул:
? Уф! Я боялся, что сломал ей крыло. Она вся была вверху, за поворотом трубы, внизу я видел только лапу и кусочек… я думал, брюшка. Перышки белые, лапа большая – вот я и решил, что это чайка. Слава Богу, не переломал ей ничего!..
Я все никак не могла прийти в себя:
? Господи, какая она большая! Как же она поместилась в этой трубе?!
Глеб пожал плечами:
? Наверное, облюбовала для отдыха флюгарку на крыше… Скучала… Под флюгаркой выходы всех наших вентиляционных магистралей. Ну… и она решила их обследовать. Решила посидеть на трубе, которая ведет в кухню. Крутилась-вертелась, пока не сорвалась и не провалилась в эту трубу вниз лапами.
Меня передернуло. Представила, какая бы мерзкая вонь стояла бы в доме, если бы мы эту диверсантку не обнаружили сегодня, и она погибла бы к следующим выходным. И как мы терялись бы в догадках, что и где могло так протухнуть, и как удивились бы, что источник зловония скрывается за решеткой вентиляционной отдушины. Бр-р-р-р…
Мы вернулись в дом. Саша по-прежнему мертвой хваткой держала стремянку. Стуча зубами, она еле выговорила:
? Все?.. Улетела?.. Это чайка?.. Она такая огромная!.. И черная!.. Вон от нее перо на полу лежит…
Поискали глазами. Действительно легкое пушистое серое перышко величиной с лепесток шиповника шевелилось на полу. Мы подобрали его и спрятали, чтобы предъявить внучкам, когда будем рассказывать о нашем приключении.
Потом Глеб-герой установил на место сеточку и решетку, и мы вместе с Сашей отнесли стремянку в чулан. Там я отлепила ее пальцы от ножек, и мы пошли делиться впечатлениями. Еще раз обсудили, как бы воняла эта «черная чайка», если бы Глеб ее вовремя не вытащил. Я сочла момент благоприятным для того, чтобы кое что прояснить:
? Саша, это была не чайка.
? А кто???
? Сорока.
? Сорока??? Это была сорока??? Какой ужас! Сорока!!! Это был ее хвост? Такой длинный!.. Какая черная!.. А белое??? Папа видел что-то белое!
? Белым был бочок. Сорока-белобока! Слыхала такое? У нее бока белые. Сама черная, а кончики крыльев и хвост – синие с зеленым. Вообще-то красивая и нарядная птица! Только вздорная очень. И воровка отчаянная и бессовестная. Короче… это наш российский попугай!
Потом мы с оттаявшей Сашей поблагодарили Глеба и восхитились его мужеством, а также тем, что сорока вышла из всей этой передряги живой и невредимой и даже смогла самостоятельно улететь с наших глаз долой.
Потом позвонили Даше. Она долго смеялась, обозвала Сороку «Сорокой Ворониной»… (или «Сорокой Воронина»?..) и убеждала нас в том, что эту эстетку привлекла наша зеркально блестящая печная труба. Велела раз в неделю следить за вентиляционной системой и, в случае чего, спасать пернатых жертв обстоятельств.
Да… Ей смешно! А у меня до сих пор поджилки трясутся.
Интересно, а Сорока Воронина понимает, что сегодня она пережила второе рождение?